Школа №57 и "Лига школ"
Проект "Медиавирус"
Глозман, Ким, Копелевич, Ширяева
Что случилось?
В августе 2016 года и в января 2017 года произошло два громких скандала, связанных с темой сексуального насилия и домогательства со стороны преподавателей к девочкам 8-9 класса в элитных школах Москвы. Оба кейса стали достояниям общественности, вылились в массовые дискуссии и обсуждения, вызвали сильную реакцию общества и государства, вплоть до изменения законодательства РФ. Кейсы с Лигой школ и школой №57 можно считать медиа вирусами.
57 школа
Кронгауз опубликовала пост
29 августа журналистка «Медузы» Екатерина Кронгауз опубликовала в своем личном фейсбуке пост, в котором шла речь о том, что в одной из московских школ учитель Борис Меерсон на протяжении 16 лет «крутил романы с ученицами», но ушел из школы после того, как несколько человек собрали доказательства этого и добились увольнения учителя. Из комментариев прояснилось, что речь идет об одной из самых престижных школ Москвы — № 57.
Начался спор под постом Кронгауз.
Пользователи утверждали, что о сексуальных связях было давно известно учителям, ученикам и их родителям — и что к подобным историям причастны сразу несколько преподавателей. Кто- то защищал педагогов, кто-то обвинял.
31 августа было опубликовано первое заявление одной из учениц.
Не называя имен жертв, выпускница 57-й школы Надежда Плунгян писала о «системном насилии над ученицами в старших классах»
1 сентября стало известно, что Следственный комитет РФ начал проверку «в связи с сообщениями о сексуальных отношениях учителя московской школы № 57 со школьницами».
Вечером того же дня появилась первая официальная реакция руководства школы.
В своем заявлении на сайте 57-й директор Сергей Менделевич пообещал создать из учеников, родителей и выпускников школы общественный совет, «который поможет во всем разобраться» и не оставить «никаких белых пятен, замолчанных историй».
В тот же день на сайте Change.org появилось две петиции.
Одна — с требованием «сохранить Сергея Львовича Менделевича в должности директора 57 школы» (на 16:00 5 сентября — 1129 подписей), другая — с требованием «немедленной отставки администрации школы» (966 подписей на то же время).
2 сентября в школе состоялся педсовет, после которого несколько учителей заявили, что их попросили покинуть 57-ю.
Учитель русского языка и литературы Сергей Волков рассказал, что Екатерина Вишневецкая, заместитель Менделевича и жена директора, фактически вынудила уволиться троих учителей: самого Волкова, Надежду Шапиро, Наталию Сопрунову
Директор школы Менделевич ушел в отставку.
Днем 5 сентября в домогательстве к ученицам обвинили заместителя директора Бориса Давидовича
СК возбудил уголовное дело в отношении бывших учителей 57 школы - Бориса Меерсона и Мэрии Немзер
"Лига школ"
Расследование "Медузы"
23 января 2017 года «Медуза» опубликовала расследование Даниила Туровского о том, как руководители небольшой московской школы «Лига школ» в течение 20 лет регулярно сексуально домогались учениц.
Начало расследования
Следственный комитет России начал доследственную проверкуинформации, опубликованной в расследовании «Медузы».
Мизулина хотела внести законопроект
24 января член Совета Федерации Елена Мизулина заявила, что намерена внести на рассмотрение Госдумы законопроект об ужесточении наказания для родителей и учителей, которые, воспользовавшись своим положением, совращали детей.
Изюмов отрицает все заявления
Заместитель директора школы Николай Изюмов, которого выпускники обвинили в сексуальных домогательствах, отрицает все обвинения в свой адрес.
Бебчук и Изюмов уходят в отставку
Общественность вынудила директора и его заместителя перестать работать с детьми, правда в последствии стало известно, что они все равно продолжают работу с детьми.
Информационная оболочка: само медиасобытие стало инфоповодом для медиавируса.
А по класификациии медиавирус 57 школы и лиги школ можно отнеси к «Кооптированные» вирусам, или «вирусам-тягачам». Так как ситаыия и обсуждения во круг нее активно использовались различными группами, для подтверждения своих идей (например, противники элитарного образования)
Медиавирусу, связанному с событиями в 57ой школе и "Лиге школ" предшествует другой медиавирус - флешмоб #янебоюсьсказать. Этот хэштег запустила в сети Facebook Анастасия Мельничесноко - общественная активистка, феминистка и журналистка. Целью флешмоба было привлечение внимания к проблеме сексуального насилия и слат-шейминга. Медуза выпустила материал, в котором рассказала, как усложнилось и изменилось понимание проблемы насилия в результате флешмоба. Согласно материалу, благодаря хэштегу, общество узнало больше о масштабах проблемы, неразличимости насильника и неразличении насилия.
Кейсы 57ой школы и "Лиги Школ" вызвали множество дискуссий в социальных сетях. В связи с событиями, в профессиональной среде преподавателей и причастных к сфере образования вообще, активизировалось обсуждение взаимоотношений ученика и преподавателя и вопроса о том, как эти взаимоотношения должны выстраиваться. Также события подтолкнули общество к обсуждению феномена недоступного для всех, элитарного образования, плюсов и минусов замкнутой системы закрытых школ. Как и флешмоб #янебоюсьсказать, этот медиавирус вызвал дискуссию о неразличимости насильника и неразличении насилия, проблеме замалчивания насилия. Ещё один вопрос, актуализированный и усложнённый этим медиавирусом - вопрос о сексуальной осознанности и вообще осознанности старшеклассников, условности границы возраста сексуального согласия.
"Самавиновата": жертвы спровоцировали насильников? Они вообще жертвы?
Как и медиавирус #янебоюсьсказать, события в 57-ой школе и "Лиге школ" вскрыли феномен шейминга жертв насильственных действий сексуального характера. В связи со случившимся, обсуждалась степень виновности пострадавших девочек. Их обвиняли за "глупость", не позволившую вовремя сказать "нет" или просто не оказаться наедине с насильником, обвиняли за "кокетство", спровоцировавшее преподавателей. Также в социальных сетях звучали и обвинения пострадавших в том, что они умышленно выдают случившееся по обоюдному согласию за насилие. Негодование некоторых пользователей вызвала надуманность обвинений: как им показалось, в некоторых действиях преподавателей, которые жертвы и им сочувствующие отнесли к разряду сексуальных домогательств, ничего такого на самом деле не было.
Необходимо ли придавать подобные ситуации огласке?
Сама Кронгауз отмечает, что хотела дважды рассказать об этой ситуации — сначала в материале для «Большого города», а затем для журнала Gala. Но всякий раз ее останавливали коллеги, каким-либо образом связанные с этой школой, и просили «не выносить сор из избы».
Мнения также раскололись: некоторые пытались призвать администрацию школы к ответственности, другие рекомендовали не выносить всё на публичное обозрение и сохранить репутацию «лучшей школы города». Последнее аргументировали и сложностью, и неоднозначностью ситуации. Ольга Гринкурт, выпускница школы 57: «На какой именно эффект все надеются? Помимо того что вокруг школы начнёт дежурить Lifenews и к ней окажется привлечено пристальное внимание всех департаментов, от городских до федеральных? Дети, их образование и воспитание, их диагнозы и проблемы — это частное пространство. До тех пор, пока хоть что-то можно решить, не вынося на публику, мне кажется, надо это делать».
Сексуальная сознательность школьников старших классов
В связи с событиями обсуждался в том числе и вопрос о сексуальной осознанности старшеклассников, о том, насколько они способны трезво оценить ситуации подобные имевшим место в 57 школе и "Лиге школ", насколько понимают и могут отстоять свои границы. Одни утверждали, что к старшим классам девочки и мальчики уже достаточно осведомлены о сфере сексуального, чтобы понимать происходящее и действовать сознательно, другие - говорили о том, что всё очень индивидуально, и многие старшеклассники психологически ещё совсем дети. В связи с этим возникало и обсуждение условности границы возраста согласия. Напомним, Уголовный Кодекс Российской Федерации (24.05.96) содержит статьи 134 "Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста" и 135 "Развратные действия", защищающие сексуальные права подрастающего поколения. В России законодательно разрешены половые отношения совершеннолетнего с лицом, достигшим шестнадцатилетнего возраста.
Также в контексте этого медиавируса актуализировался вопрос о границах понятия педофилии. Не совсем ясно, стоит ли считать влечение к старшеклассникам проявлением педофилии. Многие пользователи социальных сетей называли учителей школ педофилами. Однако для описания влечения взрослого человека к подросткам сексологи используют понятия "эфебофилия" и "гебефилия". О гебефилии говорят, когда взрослый испытывает влечение к мальчикам или девочкам в возрасте 11—14 лет. Эфебофилией называют влечение к людям в возрасте 15—19 лет. Согласно используемым сейчас классификациям болезней, ни эфебофилия, ни гебефилия не являются заболеванием. В законодательстве РФ предусмотрена градация суровости наказания за преступления сексуального характера в отношении девушек разного возраста. Так, за изнасилование без отягчающих сопутствующих обстоятельств предполагается лишить преступника свободы на срок от 3 до 6 лет. За те же самые действия в отношении ребенка младше 18 лет положено лишение свободы на срок от 8 до 15 лет с утратой возможности занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 20 лет или без таких притеснений.

Если изнасилована девочка младше 14 лет (или допущены действия по статьям 134 и 135 к ребенку младше 12 лет), преступнику грозит потеря свободы от 12 до 20 лет.

В целом по статьям о преступлениях против половой неприкосновенности в отношении детей самое мягкое наказание состоит в обязательных работах на срок до 440 часов за развратные действия с ребенком младше 16, но старше 14 лет. Самое строгое наказание за педофилию предусмотрено пунктами 5 (если преступление совершено в отношении ребенка младше 14 лет человеком, который уже был судим за подобное) статей 131 и 132 и заключается в утрате свободы на срок от 15 до 20 лет с потерей возможности занимать определенные должности до 20 лет либо в пожизненном заключении.


Система образования
Отношения ученик-учитель
Связь учитель-ученик является одним из значимых пунктов в определении проблемы. И в случае с 57 школой, и, особенно ярко, в случае Лиги школ - отношения между педагогами и их учениками были деформированы. С одной стороны, мы видим комментарии выпускников, свидетельствующие о том, что эта элитарность и закрытость общества помогала построить доверительные, практически "семейные" отношения в рамках школы. С другой - именно эти тесные отношения позволяли покрывать все преступления педагогов и психологически не давали жертвам заявить о домогательствах.



«Очень важная особенность этой школы состояла как раз в том, что школа жила как одна семья, со своими внутренними радостями и огорчениями, согласиями и спорами, ссорами и утешениями. Грязные люди всегда могут усмотреть в этом то, что их интересует больше всего. Но в защиту от них должен действовать принцип презумпции невиновности», — пишет Герман Левитас, бывший преподаватель Лиги.


Тема вызвала широкий резонанс в соцсетях, активные споры можно встретить до сих пор. Основные стороны конфликта: пострадавшие от домогательств (и поддерживающие их люди) с одной стороны, защищающие педагогов студенты, родители и члены ученого сообщества (и поддерживающие их позицию люди) - с другой.
Ко мне никаких домогательств со стороны преподавателей не было. Мне очень грустно слышать, что школа попала в подобные разбирательства. Я благодарна лично Бебчуку и Изюмову за то многое, что мне дала "Лига", те знания и тех друзей, которых я там приобрела. Учебный процесс в "Лиге" вызывал множество вопросов со стороны образовательных структур, так как в нём было необычным примерно всё — и отсутствие дневников, и пары вместо уроков, и пресловутая учёба в походах, и очень маленький набор классов. Нас активно поощряли хорошо учиться и участвовать в олимпиадах, чтобы вопросов к школе было меньше. Бебчук регулярно публично высказывался о недостатках системы образования и проблемах её реформ
Елена Корнилина
проучилась в Лиге 3 года
"Через несколько лет после выпуска, когда я узнала, что школу закрывают, я впервые услышала подобные обвинения в адрес Бебчука и Изюмова. Во всяком случае, школу уже закрыли, и это кажется мне достаточным."
Анастасия Б.
проучилась 5 лет
"Это прекрасные педагоги, харизматичные люди, эрудиты и интеллектуалы. О перечисленных случаях мне неизвестно, кроме истории с лесом и машиной, в которой, я убеждён, использовался психологический воспитательный приём, возможно, весьма радикальный, не совсем корректный, но ничего большего не означающий. 98 процентов выпускников поддерживают между собой общение, я сам общаюсь с десятками людей из школы, и могу вас уверить, что для подавляющего большинства родителей, выпускников и учителей весь этот скандал — большая трагедия. Если факты уголовного характера имели место быть, то нужно тщательное независимое расследование."
Сергей Н
1999 по 2004 год
Реакция в СМИ
книжку можно скачать на сайте в формате пдф
Центр "Сестры" выпустил книгу о том, как распознать, что ваш ребёнок подвергся сексуальному насилию
Реакция в соц.сетях
Света Бозрова, по чьей инициативе и произошло самое первое журналистское расследование в отношении Лиги от Meduza делится своей историей после публикации материала
https://www.facebook.com/svetlana.bozrova/videos/vb.100000645898489/1401604556537727/?type=2&theater
Видео с историями пострадавших девушек
Таня Карстен рассказывает о домогательствах со стороны преподавателя
Вера Воляк о сексуальных контактах с преподавателем:
Лига школ. Доброе имя, защитные обращения учеников и выпускников школы
Реакция Twitter
#доброеимя
Появились отдельные блоги и группы, призванные защитить Лигу. Под хэштегом #доброеимя создатели рассказывают о достижениях учебного заведения и педагогов, также публиковали новости по делу:
Эксперты
В школе все и всё на виду. Педофилы большие мастера маскировки и редко выбирают профессию учителя, очень легко попасться.


Ситуация с 57 школой выглядит для меня несколько сомнительно. В соцсетях можно найти множество рассказов жертв, но меня смущает отсутствие конкретики. Насколько мне известно, никто из жертв даже не писал заявление в полицию. СК в свое время начал проверку, но по собственной инициативе, это странно. Ведь в контексте этого скандала мы говорим прежде всего о подростках 14-16 лет, причем достаточно не глупых. У меня за плечами 43 года сексологического стажа, я участвовал в сотнях судебных педофилических и около того процессах и знаю, что если такие вещи происходят массово, невозможно годами скрывать ситуацию.
Стоит сказать, что такие инциденты в школах случаются редко и куда реже приобретает массовый характер. В школе все и всё на виду. Педофилы большие мастера маскировки и редко выбирают профессию учителя, очень легко попасться. Мне кажется, что через несколько лет одна из девочек придет в себя и сознается в том, что все придумала и оговорила преподавателя.


Александр Полеев
Врач-сексолог
Родитель обязан сообщить о случившимся в полицию. Остальное - огласка в СМИ, обсуждение с родителями одноклассников - уже на их усмотрение.
Наш благотворительный центр написал целую методическую книгу о том, по каким признакам можно определить, что подросток подвергся сексуальному насилию, и как с этим справиться. После бурного обсуждения этой темы в обществе мы просто не могли этого не сделать. В книге основные признаки, по которым можно понять, что ребенок подвергся насилию.
Родитель обязан сообщить о случившимся в полицию. Остальное - огласка в СМИ, обсуждение с родителями одноклассников - уже на их усмотрение.
В случае со СМИ - одной стороны, гласность помогает, привлекает внимание к проблеме, дает некую гарантию того, что насильник не уйдет от ответственности, и другие дети не окажутся в подобной ситуации. В случае с 57 школой мы знаем, что изначально никто не хотел распространяться, чтобы не испортить репутацию школы, однако все случилось как случилось и слава богу. Непонятно, сколько бы еще Меерсон совершал противоправные действия. С другой стороны, родители таким образом разглашают не только имя насильника, но и имя его жертвы. Анонимность обеспечить очень трудно, а для жертв сексуального насилия огласка может стать травмой посильнее прочих. К тому же, информация о случившемся будет храниться в Интернете всегда.
Марина Эрлих
психолог Центра «Сестры»
Ситуации, имевшие место в 57ой школе и "Лиге школ", как мы видим, являются медиавирусом по Рашкоффу: эти кейсы спровоцировали активное обсуждение, актуализировав и усложнив многие проблемы. При этом каждую из ситуаций можно рассматривать как отдельный медиавирус. Однако мы пошли по другому пути и рассмотрели оба кейса вместе. То, что ситуация в "Лиге школ" была предана огласке незадолго после того, как были обнародованы факты о сексуальном насилии в 57ой школе усилило эффект как медиавируса 57ой школы, так и медиавируса "Лиги школ", что и позволяет их объединить в один медиавирус. В связи с этим медиавирусом в социальных сетях и на других медиа-платформах обсуждались вопросы виновности жертвы изнасилования, границ насилия, замалчивания насилия, методов решения проблем в закрытых сообществах наподобие элитарных школ, отношений учитель-ученик и границ допустимого в этих отношениях, сексуальной осознанности старшеклассников.
Made on
Tilda